Дети с дцп и уход за ними

Когда специалист начинает заниматься с вашим сыном или дочерью, очень важно, чтобы вы поделились с ним вашими наблюдениями. Ему будет полезно знать следующее:

1. Что вы можете сказать о развитии вашего ребенка?

2. Почему вам кажется, что он отстает в развитии или развивается не так, как другие дети?

3. Какие проблемы ребенка вы считаете главными?

4. Случалось ли когда-нибудь, что ребенок неожиданно для вас делал что-то, ранее казавшееся для него недоступным?

5. Считает ли кто-нибудь в вашей семье, что если бы вы меньше делали за ребенка, то он мог бы большему научиться сам?

Уход за младенцем с дцп

Когда мы занимаемся с ребенком, у которого церебральный паралич, нам приходится решать самые разные проблемы. Они зависят от вида нарушений и степени их проявления, от характера постурального мышечного тонуса, а кроме этого, от наличия каких-либо сопутствующих проблем.

Всем детям с церебральным параличом трудно выполнять целенаправленные и «эффективные» движения, но не найдется и двух детей с абсолютно одинаковыми проблемами. Вот например:

! у ребенка с повышенным постуральным мышечным тонусом (гипертонус или спастичность) небольшой набор достаточно стереотипных движений, в основном это образцы движений сгибания и разгибания;

! ребенок с меняющимся постуральным тонусом, непроизвольными движениями и мышечными спазмами может двигаться, но движения его неорганизованны, ему недостает стабильности и контроля за положением тела;

! у ребенка с низким постуральным тонусом (гипотонус или атаксия) чрезвычайно плохо скоординированы произвольные движения, ему трудно организовать движение во времени и выполнить какую-то определенную последовательность движений.

Церебральному параличу могут сопутствовать и другие проблемы, такие как нарушения зрения, слуха, речи, возможно, трудности в обучении, необычное поведение. Интеллектуальное развитие таких детей может быть очень разным: от нормального до замедленного. Бывают случаи, когда ребенок в своем развитии отстает от хронологического возраста или когда он в чем-то отстает, а в чем-то обгоняет сверстников.

Например, уровень развития 4-летнего малыша может соответствовать возрасту двух лет, а другой ребенок нормально справляется со всеми навыками, требующими хорошо развитой крупной моторики, но испытывает трудности с тонкой моторикой и с речью.

Разумеется, не все перечисленные трудности встречаются у каждого ребенка.

Уход за младенцем с дцп требует от родителей ежедневно много времени и сил. Его нужно мыть, кормить, купать, носить на руках – все это достаточно тяжело делать маме, которая сама только учится выполнять свои материнские обязанности. Но вместе с этим между мамой и малышом формируется эмоциональная связь, которая несет в себе тепло и вознаграждает за все усилия. И мама, и папа радуются каждому новому достижению их сына или дочери. Родители ребенка с церебральным параличом испытывают те же самые чувства, но из-за нарушения постурального мышечного тонуса и отсутствия реакций у ребенка или, наоборот, неадекватного усиления этих реакций, обычные повседневные дела становятся для мамы более трудными. И маме, и малышу трудно учиться вместе и осваивать новые навыки.

Взаимодействие родителей со специалистами по ДЦП

Когда родителям впервые сообщают, что у ребенка детский церебральный паралич, они реагируют совершенно по-разному. В последующие дни, недели и месяцы их отношение к этому постепенно меняется, проходя через разные фазы. Почти у всех родителей, которых я знаю, в какой-то момент появляется потребность в информации: они хотят больше узнать, что-то прояснить для себя, получить ответы на множество вопросов.

Вопросы обычно касаются диагноза, значения результатов медицинского обследования, а главное – им хочется знать, что ждет их малыша в будущем.

Обязательно задавайте все ваши вопросы педиатру и другим специалистам и не стесняйтесь просить их объяснять вам все до тех пор, пока вы не поймете. Это лучше, чем держать свою тревогу и озабоченность в себе или пытаться узнать что-то у родственников и знакомых.

Чтобы в суете не забыть что-нибудь важное, я советую вам записывать свои вопросы. Ответы на некоторые из них могут повлиять на жизнь всей семьи. Например, чтобы планировать свою работу, семейные или другие дела, вам важно знать, каков прогноз для вашего ребенка и сколько времени потребуется ежедневно для занятий с ним. Ответы могут повлиять на принятие решений, касающихся устройства на работу или выбора квартиры, ее расположения или перепланировки.

Часто бывает, что ваши друзья или родственники слышат о каком-то новом способе лечения церебрального паралича, который дает очень хорошие результаты, чуть ли не творит чудеса.

Из лучших побуждений они рассказывают вам об этом. Самым мудрым будет просто запомнить их совет, а затем, при очередном визите, обсудить все с вашим педиатром, прежде чем применять новый метод. Специалисты всегда с удовольствием обсудят с вами преимущества и недостатки нового подхода, что будет гораздо полезнее, чем самостоятельные поиски «методом проб и ошибок».

Одна из задач специалиста – помочь родителям изменить их обычные способы ежедневного ухода за малышом так, чтобы каждое рутинное действие – будь то купание, кормление или одевание – использовалось для закрепления правильных образцов движений, которые ребенок освоил во время терапевтических занятий. Когда малыш подрастет, нужно будет определить, какие движения и навыки самообслуживания ему трудно освоить, затем разбить решение возникших задач на маленькие «шаги», чтобы ему было легче учиться.

chadochki.ru

«Я не герой»: Как живут дети с ДЦП и их родители в России и Европе

Физический терапевт для детей с неврологическими поражениями. Мать ребенка с инвалидностью, живет в Германии, работает физическим терапевтом в России.

На этой неделе в России внезапно громко, массово и открыто заговорили о проблемах детей с особенностями развития, а также о том, как равнодушно и зачастую жестоко к ним общество и государство. Причиной стал инцидент в Нижнем Новгороде, о котором рассказала супермодель и основательница благотворительного фонда помощи детям «Обнаженные сердца» Наталья Водянова. Ее родную сестру Оксану, которой несколько лет назад диагностировали аутизм и ДЦП, выгнали из кафе, так как менеджмент заведения счел ее нежелательной посетительницей.

История вызвала бурный резонанс в соцсетях и прессе, но главный вывод из нее обществу еще предстоит сделать. С подобными проблемами ежедневно сталкиваются тысячи больных детей и детей с особенностями развития, а также их семьи, но об этом не принято говорить и задумываться. Мы расспросили маму ребенка с инвалидностью Екатерину Шабуцкую, которая живет в Германии и работает физическим терапевтом для детей с неврологическими поражениями в России, какой путь пришлось пройти ей самой и как помочь особенным детям стать счастливыми.

Мне каждый день пишут десятки людей из России, Украины, Германии. Рассказывают свои истории, просят о помощи. Я поделюсь двумя рассказами.

«Наш малыш родился раньше срока, и врачи сразу же сказали, что он тяжело болен, что нам придется лечить его долгие годы и, возможно, он никогда не будет здоров. Что необходима срочная операция, которая стабилизирует его состояние. Затем будет долгий восстановительный период в реанимации, и домой мы его сможем забрать не раньше чем через два месяца.

Мы с мужем сидели с ним в реанимации каждый день. Держали его на груди, опутанного проводами и трубками, качали, кормили, утешали, укладывали спать в инкубаторе, возили гулять. Врачи, сёстры, физические терапевты нас очень поддерживали, рассказывали нам о лечении и реабилитации детей с таким диагнозом, учили ухаживать за нашим сыном правильно и заниматься с ним. Врач-диетолог часами объясняла нам особенности его кормления. Финансово всё было довольно просто, государство принимает на себя все расходы по лечению, реабилитации и техническому оснащению таких детей.

С тех пор прошло десять лет. Наш малыш ездит на супермодной моторизованной коляске с джойстиком, учится в школе, у него множество друзей и уже есть любимые и нелюбимые учителя. Конечно, ему не осилить школьную программу, да и никакую не осилить, но он играет с другими детьми, исполняет роли в школьных спектаклях, гоняет по двору на специальном велике (велосипед, ходунки и всё другое необходимое ему оборудование покрывает государственная страховка, и меняют его, как только ребенок вырос из старого). Варит с друзьями на школьной кухне варенье. А еще он занимается с физическими терапевтами в школе каждый день и, конечно, ездит в путешествия и на экскурсии вместе со своим классом по всей Европе. Есть сам он так и не научился, но учителя его кормят и поят, меняют ему памперсы, переодевают, если он перепачкался на прогулке. Они всё успевают, ведь их четверо на десять детей.

Родители на детских площадках говорят своим детям: „Иди поиграй с мальчиком,

Мой ребенок не будет здоров, но он счастлив. Мы так боялись, когда всё это случилось: что будет с нами и что будет с ним? Но он счастлив, и мы счастливы, ведь он улыбается и смеется, а нам помогает столько замечательных людей. Да, его лечение в больницах, его лекарства, его реабилитацию и технические средства оплачивает государство, но помогают-то нам люди. Они улыбаются нашему сыну на улицах — и помогают. Они наливают нам кофе в больнице, учат нас правильно одевать его или поднимать, утешают, когда нам страшно, — и помогают. Они учат нашего ребенка и берегут его в школе, они с восторгом рассказывают нам о его успехах — и помогают. Родители на детских площадках говорят своим детям: „Иди поиграй с мальчиком, он не ходит“, — и помогают. Мы не одни. Мы можем работать, пока он в школе с восьми утра до четырех вечера. Наша жизнь продолжается, а наш сын смеется и плачет. Она у него есть, эта жизнь. И спасибо огромное всем, кто принимает в ней участие! Я хочу сказать мамам и папам: не бойтесь! Вам все помогут, и ваш ребенок будет радовать вас каждый день».

«Он родился, и мне сразу сказали: он не жилец, откажись. Даже если выживет, всю жизнь будет уродом, будешь его тянуть, никаких денег не хватит. Давили все — и врачи, и сёстры, и соседки по палате, и наши с мужем родители. Ужас! Ну не могли мы бросить своего ребенка. Забрали его в реанимацию. Нас туда не пускали, мы сидели под дверью, и нам ничего не говорили, ничего нельзя было узнать. Только кричали и гоняли нас.

Потом, когда выписывали, врач не стала с нами разговаривать. Никаких специалистов не советовала, ничего не объяснила — ни как кормить, ни как выхаживать. Я принесла его домой, села и заплакала, так страшно было. Всю информацию искала сама, спасибо интернету и другим мамам таких детей. Оказалось, нужна специальная диета, специальные средства ухода, специальные занятия. Очень много наделали ошибок тогда по незнанию, например, делали массаж, а неврологическим детям массаж нельзя, и началась эпилепсия. И тоже — что делать во время приступа, всё узнавали сами. В первый раз вызвали скорую, его забрали в реанимацию, а там привязали и не кормили, и никто не подходил к нему. Больше я скорую не вызывала. В больницу мы ложились только раз, когда надо было инвалидность оформлять. Так там надо 150 справок собрать, чтобы лечь, а его везде с собой таскать. И в больнице взаперти сидеть тоже радости мало, он орет от духоты, сестры орут, потому что он орет. Мол, понарожают уродов, а мы выхаживай.

Инвалидность мы оформили быстро, всего три месяца по инстанциям мотались, повезло. Потом надо было ему коляску выбивать специальную. Это уж я месяцев пять ходила. Хотя чего ходила? Компенсация-то у нас в области — 18 000 рублей за уличную и 11 000 за домашнюю. А коляска стоит 150 000, если такую, чтоб он в ней сидеть смог, ему ж спину разгибает, там абы какой не обойдешься. А потом оказалось, что коляска не нужна, потому что, как только я с ним на улицу выхожу, на меня сразу соседи орать начинают: „Держи своего урода дома, нечего людей пугать“. И мальчишки камнями в него бросают, а их родители ржут. Один раз ему камень в висок попал, и больше я с ним не гуляла.

Мальчишки камнями в него бросают,

а их родители ржут. Один раз ему камень

в висок попал, больше я с ним не гуляла

Работать я, конечно, не могу, дома с ним сижу. Сама с ним занимаюсь, сама учу его ползать и сидеть, буквы, цифры, цвета — всё сама. В школу же его не возьмут. Я с одной училкой договорилась, так она за деньги будет к нам ходить, а потом надеюсь уговорить директора школы, чтоб нам экзамены разрешили сдавать. Он же у меня уже читает даже. Просто ходить не может. А комиссию эту, ПМПК, нам не пройти: там нужно заключение психиатра, а психиатр дает тесты, где надо руками вещи брать. А мой не может руками брать, у него пальцы не разгибаются, ну психиатр и поставил такой диагноз, с которым даже в школу восьмого типа нас не возьмут. Да и нету у нас этой школы восьмого типа. Никакой, кроме обычной, нету. А там лестницы. Кто его носить будет? Так что я уж сама.

И с лекарствами еще беда, видишь, запретили их ввозить. Что делать, ума не приложу. Где их теперь брать? Он ведь помрет без них. Но я так рада, что не отдала его, ты не представляешь! Это ж я всю жизнь бы мучилась, что своими руками ребенка на смерть отдала. Он же не выжил бы там, ты же знаешь, что там творится? А так я каждый день ему говорю „люблю, люблю“, и он смеется, и я с ним смеюсь».

У меня 254 пациента в общей сложности, 254 ребенка с ДЦП. И у каждого вот такая история. Нет ни одного родителя, которого бы не уговаривали отдать ребенка. Нет никого, кому бы не говорили про уродов и наказание за грехи. Нет никого, на кого бы не пялились на улицах и не тыкали пальцами. У меня самой такой ребенок, и я увезла ее в Германию. Там она ходит в школу, там ей все улыбаются. Там продаются ее лекарства, а в России они запрещены, как героин. Мы приезжаем в Россию на каникулы, и я вспоминаю, как это, когда кричат в спину, когда забирают детей с площадки, если мы приходим, когда администратор театра Образцова отвечает мне: «Уродов в цирке показывают, а у нас театр, тут дети, нечего их пугать».

Больной ребенок — всегда трагедия. Но в Германии трагедия только в этом, а все окружающие нам помогают, и у моего ребенка нормальное счастливое детство. В России даже коляску нам отказываются компенсировать раз в пять лет, и везде хамство, и везде миллион бумажек и инстанций, и приходите завтра, лекарств наших нет, помощи от врачей нет, школы нет и реабилитации тоже. Я выучилась в Германии на физического терапевта потому, что в России вообще не умеют заниматься с такими детьми. И сейчас, раз за разом ставя каждого следующего ребенка на ноги, я поражаюсь тому, сколько же из них могли бы жить уже давно здоровыми, если б только с ними занимались. Скольким сказали, что с эпилепсией реабилитация вообще невозможна. Что раньше года заниматься с ребенком нет смысла. Это безграмотность врачей. Ее компенсируют наши героические мамы и папы. Вот они как раз всё знают про методы реабилитации и охотятся за специалистами, которых в основном везут из-за границы. Помните историю про девочку, которую в Германии за три дня поставили на ноги? В одной из самых плохих клиник Германии, кстати.

Что мы можем сделать для того, чтобы помочь таким семьям? Перестать мешать. Улыбаться этим детям на улице (вы не представляете, как это важно!). Помогать в транспорте и на улице. Не создавать им препятствий специально — не запрещать ввоз лекарств и оборудования, не заставлять их бегать и месяцами собирать справки, не орать на них, не рассказывать им, что их ребенок никогда не поправится (особенно если образования не хватает это оценить), не бросаться в них камнями, не забирать их в милицию за то, что они посмели прийти в кафе. Мы можем не добавлять им мучений. Мы можем помогать формировать общественное мнение, чтобы стыдно было бросить своего ребенка. Чтобы стыдно было кричать: «Убери своего урода!» Сначала просто стыдно. А уж потом появится и новое отношение к ним. Не говорите мне: «А у нас такого нет, вот у нас мальчик с ДЦП гуляет, и его никто не трогает». Помогайте, пока не останется никого, кто скажет: «А у нас именно так». Вот и всё. Больше ничего не надо. Просто каждому про это помнить и передать дальше.

Я не герой. Я не могу так жить. Я готова работать сутками ради того, чтобы мой ребенок ходил в школу и улыбался. И я работаю сутками. На жизнь в Германии.

www.wonderzine.com

Культура достоинства,

Обучение детей с ДЦП в общеобразовательной школе

В России по отношению к детям-инвалидам наблюдается переход от концепции «культуры полезности» к концепции «культуры досто­инства». Это значительный показатель зрелости общества и уровня его морально-нравственных принципов. С учетом роста популяции детей-инвалидов особую актуальность приобретает задача их интеграции в социум, и образовательные учреждения первыми начинают решать проблемы.

Дети с недостатками развития, так же как и нормально развивающиеся, имеют право быть принятыми в коллектив сверстников, развиваться в соответствии со своими возможностями и обретать перспективу участия в жизни общества.

Психология и философия новых форм образования детей с особыми потребностями (интегративного и инклюзивного) уже принята родителями, педагогами и специалистами, работающими в системе специального и общего образования. Поэтому проблема включения детей с церебральным параличом в начальное и среднее звено общеобразовательной школы уже давно не нова – и многие организационные, архитектурные и методические аспекты реализуются в школах.

Но стоит обозначить и первые серьезные проблемы, с которыми сталкиваются педагоги, обучающие детей с ДЦП в общеобразовательных школах Нижнего Новгорода.

В нашей стране долгие годы образование детей с церебральным параличом происходило в рамках специальных (коррекционных) школ VI вида. Учителя занимаются обучением и воспитанием детей с использованием специальных программ и технологий. И нужно отметить, что в течение по­следних двух десятилетий обновления программно-методического обеспечения для таких школ не происходит. Программы не соответствуют современным требованиям Минобрнауки и во многих регионах не могут быть использованы в практической деятельности, учителя общеобразовательных школ не имеют права обоснованно изменять содержание общеобразовательных программ, а между тем дети с двигательными нарушениями не всегда в полном объеме могут овладевать определенными знаниями, умениями и навыками, не вписываются в существующую систему оценок.

Несовершенство, а чаще всего и неразработанность нормативно-правовой базы осуществления образования детей с ДЦП в общеобразовательной школе создают дополнительные трудности и в методическом обеспечении. Если в школе есть учитель-логопед и психолог, то некоторые проблемы речевого и психического развития находят свое решение. Но отсутствие специальных знаний и опыта работы в области психологии детей с нарушением опорно-двигательного аппарата оставляет нереализованными многие коррекционные задачи. Вопрос о повышении квалификации и обучении школьных кадров остается открытым, шаги по его решению незначительны и основаны чаще всего на инициативе самих педагогов.

Многие учителя, ссылаясь на большую укомплектованность классов, занимают позицию невмешательства в качество образования ребенка с особыми потребностями. Свою некомпетентность в обучении данной категории детей списывают на сложность нарушений. В таких условиях у учителя действительно нет «поля для инклюзии», и поэтому значительно страдает когнитивный компонент образования.

Экономическая поддержка включения детей с нарушением опорно-двигательного аппарата в общеобразовательную систему носит хаотичный характер и не осуществляется в полной мере. Оснащение учебного процесса соответствует требованиям санитарно-эпидемиологических правил, но не учитывает вариативность физических возможностей детей с ДЦП (по освещенности, правилам посадки и т.д.). В редких школах создана без­барьерная среда, позволяющая детям с ДЦП пользоваться всеми инфраструктурами и помещениями.

Особые нарекания учителей школы вызывают вопрос комплектования класса и, соответственно, оплата работы классного руководителя. Если в классе около 30 учеников, то, как говорилось выше, уровень образования детей с особыми потребностями становится недостаточным. А если комплектование класса 12–15 человек, педагог значительно теряет в оплате. Поэтому вопросы определения статуса ребенка с ограниченными возможностями в классе и оплата его пребывания в нем становятся актуальными.

Педагоги несомненно имеют затруднения в обучении детей с ДЦП, но более значительные трудности испытывают сами дети. Церебральный паралич – сложный дефект, при котором, кроме двигательного нарушения, часто наблюдаются сенсорные проблемы (слух, зрение, тактильность), в 70% случаев фиксируется речевое и эмоционально-волевое недоразвитие. Поэтому и проблемы, с которыми встречается данный ребенок в общеобразовательной школе, многообразны.

Первое – это трудности в общении как со взрослыми, так и со сверстниками. Общение становится особой школой социальных отношений. Не всегда одноклассники и их родители готовы принять «особого ребенка» в свой круг общения. Этому мешают отсутствие опыта отношений с данной категорией детей, неготовность к совместному сосуществованию и элементарная социальная незрелость. А между тем психологическая поддержка всех детей и их родителей, проведение тренингов общения, широкая консультационная помощь очень важны.

Второе: сам процесс обучения часто оказывается неэффективным, потому что отсутствуют индивидуально подобранные методические и наглядные пособия, которые облегчают возможность не только получать, но и добывать знания.

Особое место в практике включения детей с ДЦП в школу занимает проблема реальности перспективы дальнейшего профессионального образования. Перспективы нет. Дети часто не могут овладеть теми видами начальной трудовой подготовки, которые предлагаются в школе, и по­пыток изменить данное положение дел не наблюдается. Даже на уроках физической культуры ребенок не может хотя бы посильно поучаствовать в общем занятии.

На сегодняшний день реорганизована лаборатория по изучению детей с нарушением опорно-двигательного аппарата в Институте коррекционной педагогики (г. Москва).

Внимание уделяется созданию службы сопровождения ребенка с ДЦП, затрудняющегося в передвижении. И пусть перспективы этой службы еще не четко определены (волонтеры, родители и другие варианты), но уже сама постановка проблемы означает заинтересованность управленче­ских структур.

Перечисленные проблемы – наболевшие за по­следнее десятилетие, их решение во многом способно улучшить качество образования детей с ДЦП, повысить заинтересованность педагогов, помочь родителям и детям осознать и расширить дальнейшие возможности обучения и социализации. Значительный педагогический и организационный опыт включения детей с ДЦП в систему общеобразовательной школы говорит о том, что педагоги, дети и их родители могут очень многого добиться. Только им нужно в этом помочь.

начальная школа – детский сад VI вида

xn—-7sbnelen3de7b.xn--p1ai

Дети с диагнозом ДЦП — грех современной медицины?

ДЦП – эта аббревиатура пугает всех родителей и зачастую звучит как приговор. Однако при получении такого диагноза родители ребенка не должны опускать руки, а просто обязаны бить в набат. Этот страшный диагноз стоит подвергать сомнению и выявлять истинные причины, ведущие к нарушению двигательных функций ребенка. Дело в том, что детские невропатологи склонны ставить этот привычный для них диагноз с первого года жизни ребенка – при появлении первых признаков параличей и парезов. Однако при глубоком научном и практическом исследовании оказалось, что диагноз «ДЦП» — это диагноз весьма условный, неточный. Как отмечает Анатолий Петрович Ефимов, врач травматолог-ортопед-нейрореабилитолог, доктор медицинских наук, профессор, генеральный директор Межрегионального Центра восстановительной медицины и реабилитации в Нижнем Новгороде, «ДЦП – это еще не приговор, так как 80% случаев его можно излечить до полного восстановления ребенка. Если этим заняться своевременно, как показывает моя медицинская практика, дети до 5 лет вылечиваются в 90% случаев и идут в школу вместе с обычными детьми».

ДЦП без причины не бывает. При появлении любого разговора со стороны врачей об угрозе ДЦП или о ДЦП родители должны сделать следующее.

Во-первых, родителям надо вместе с врачом выяснить причины ДЦП, если врач на этом диагнозе настаивает. А причин этих немного, и в любой больнице за одну-две недели их можно установить. Есть всего шесть причин, ведущих к детскому церебральному параличу.

Первая причина – это наследственные генетические факторы. Все нарушения, которые есть в генетическом аппарате родителей, могут действительно проявиться в виде ДЦП у ребенка.

Вторая причина – это ишемия (нарушение кровоснабжения) или гипоксия (недостаток кислорода) мозга плода. Это кислородный фактор, нехватка кислорода мозгу ребенка. И то, и другое может возникнуть во время беременности либо же в родах в результате различных сосудистых нарушений и кровоизлияний.

Третья причина – это фактор инфекционный, то есть микробный. Наличие у ребенка в первые дни и первые недели или месяцы жизни таких заболеваний, как менингит, энцефалит, менингоэнцефалит, арахноидит, протекающих с высокой температурой, тяжелым общим состоянием ребенка, с плохими анализами крови или спинномозговой жидкости, с обнаружением конкретных микробов – возбудителей инфекционного заболевания.

Четвертая причина – это действия токсических (отравляющих) факторов, ядовитых препаратов на организм будущего человека. Это чаще всего прием женщиной сильнодействующих лекарственных средств во время беременности, работа беременной женщины во вредных производственных условиях, на химических производствах, в контактах с радиационными или химическими веществами.

Пятая причина – физический фактор. Воздействие на плод высокочастотных электромагнитных полей. Облучение, в том числе рентгеновское, радиационное излучение и другие физические неблагоприятные факторы.

Шестая причина – это механический фактор – родовая травма, травма перед родами или вскоре после них.

В каждой поликлинике за одну-две недели можно вполне оценить первопричины парализации функций головного мозга. Практика показывает, что детские невропатологи увлекаются диагностикой и поиском только инфекционной или ишемической причин поражений головного мозга у ребенка. Часто выставляется диагноз вирусного или инфекционного поражения головного мозга. Врачи обращают также внимание на нехватку кислорода вследствие сосудистых нарушений, хотя большинство сосудистых нарушений и кровоизлияний являются именно травматическими, ибо молодые сосуды у новорожденных сами по себе не могут лопнуть, как у стариков 80-90 лет, поэтому инсульта типичного у детей не бывает. Сосуды у новорожденных и детей мягкие, эластичные, податливые, адаптивные, поэтому объяснять причины ДЦП сосудистыми нарушениями – глубоко неверно. Чаще всего за ними стоят травматические причины. Важность выявления первопричины заболевания в том, что от этого зависит вся программа дальнейшего лечения и жизненный прогноз для ребенка.

Первая группа – ДЦП истинный, не приобретенный. Заболевание наследственное, врожденное, первичное, когда на момент рождения ребенка мозг его действительно глубоко поражен генетическими нарушениями или нарушениями эмбрионального развития. Он недоразвит, меньше по размеру и объему, менее выражены извилины мозга, недоразвита кора головного мозга, нет четкой дифференциации серого и белого вещества, есть ряд других анатомических и функциональных нарушений головного мозга. Это и является первичным, т.е. истинным детским церебральным параличом. Мозг на момент рождения биологически и интеллектуально неполноценен, парализован.

Первичный детский церебральный паралич формируется вследствие:

2)действия различных неблагоприятных факторов во время эмбрионального (внутриутробного) развития ребенка;

3)тяжелой родовой травмы, чаще несовместимой с жизнью.

Но если такого ребенка чудом оживили и спасли – остается несовместимое с нормальным развитием состояние головного или спинного мозга.

Таких детей около 10%.

Вторая группа – ДЦП истинный, но приобретенный. Детей с таким диагнозом тоже около 10% . Это дети с приобретенным характером нарушений. Среди причин – тяжелая родовая травма, например, глубокое кровоизлияние во время родов с гибелью участков головного мозга, либо травмирующее воздействие ядовитых веществ, особенно наркоза, а также тяжелое инфекционное поражение мозга с гнойным менингоэнцефалитом и пр. такие серьезные причины, воздействуя на головной мозг и нервную систему ребенка, формируют тяжелую картину ДЦП, но они имеют уже не наследственный и эмбриональный характер, в отличие от первой группы больных ДЦП, а приобретенный. Несмотря на тяжесть поражения, дети могут быть адаптированы к самостоятельному передвижению и самостоятельной ходьбе так, чтобы впоследствии они могли себя обслуживать. Возможна их бытовая реабилитация, чтобы их перемещение было самостоятельным, чтоб их не нужно было носить на руках, так как стареющим родителям это делать невозможно, а тело детское вырастает до значительного веса мужчины или женщины.

Третья группа – ДЦП неистинный приобретенный. Это ложный, псевдо-ДЦП, или вторичный, приобретенный ДЦП-синдром, гораздо более многочисленная группа. На момент рождения в данном случае головной мозг у детей был биологически и интеллектуально полноценным, но в результате действия, прежде всего, родовых травм появились нарушения в различных отделах головного мозга, приводящие к последующей парализации отдельных функций. 80% детей страдают приобретенным ДЦП. Внешне такие дети мало отличаются от детей с истинным ДЦП, кроме одного, — у них сохранен интеллект. Поэтому можно утверждать, что все дети с умной головой, с сохранным интеллектом, никогда не являются детьми с истинным ДЦП. Именно поэтому все эти дети весьма перспективны для восстановления, так как причиной ДЦП-подобного синдрома у них явилась в основном родовая травма – тяжелая или средней степени тяжести.

Кроме родовых травм, причиной вторичного (приобретенного) ДЦП является кислородное голодание головного мозга во время беременности, негрубые кровоизлияния в мозг, воздействия отравляющих веществ, физических неблагоприятных факторов.

Кроме диагноза ДЦП стоит остановиться на диагнозе «угроза ДЦП». Он ставится в основном на первом году жизни ребенка. При этом необходимо учесть: пока не выявлены основные причины парализации нервной системы, опорно-двигательного аппарата, пока не проведено современное комплексное обследование ребенка и пока не наступили нормальные, естественные сроки появления ходьбы, нельзя преждевременно ставить диагноз «угроза ДЦП». О таких детях до одного года необходимо много хлопотать прежде всего родителям, консультировать их в самых лучших центрах, у самых лучших врачей для того, чтобы окончательно разобраться в перспективах развития подобного заболевания у ребенка.

Важную и многочисленную группу больных с диагнозом ДЦП составляют дети с так называемым вторичным ДЦП, то есть первично на момент рождения этим детям не было оснований ставить диагноз «ДЦП». Природа таких заболеваний не создает. Откуда же они берутся? Оказывается, все эти дети лишь с ДЦП-подобными заболеваниями, с последствиями родовых травм или воздействия других патологических факторов. Но вследствие неправильного лечения к 7-10 годам они становятся детьми со вторичным ДЦП – абсолютно неперспективными, с необратимыми функциональными нарушениями, с медико-биологическими последствиями, то есть глубокими инвалидами. Эта группа детей полностью лежит на совести врачей. В силу разных причин к ним годами применяли схему лечения ДЦП, не выясняя истинных причин развития двигательных нарушений и других расстройств. Как для лечения ДЦП, использовали сильнодействующие лекарственные средства, поражающие мозг, назначали неадекватные физиопроцедуры, прежде всего, электропроцедуры, применяли мануальную терапию без обоснований , назначали активный массаж тех участков тела, где он нежелателен, использовали методы обкалывания, как при лечении истинного ДЦП, методы электростимуляции, назначали препараты гормонального характера и т.д. Таким образом, неправильное лечение, проводимое годами (5, 7, 10 лет) формирует большую группу инвалидов со вторичным детским параличом. Данная группа детей является большим грехом современной медицины. Прежде всего, детской неврологии. Родителям необходимо об этом знать, чтобы не допустить в нашем обществе формирования и дальше такой группы больных, как дети с ДЦП неистинного, приобретенного, вторичного характера. При правильной современной диагностике, при правильном реабилитационном лечении все эти дети могут восстановиться до нормального состояния, т.е. они могут осваивать определенную рабочую специальность в зависимости от возраста и срока начала адекватной реабилитации.

Как же должны вести себя родители ребенка при диагнозах «угроза ДЦП» или «ДЦП»?

Прежде всего, не опускать руки. Они должны знать, что кроме традиционных неврологических схем лечения ДЦП, в России появилась возможность точной диагностики истинных причин ДЦП. А также для отличия истинного ДЦП от приобретенного, истинных причин, ведущих к парализации мозга, от причин, парализующих временно, т.е. так, что парализующие нарушения обратимы. Особенно эффективной является группа детей, у которых развилось состояние ДЦП в результате родовых травм, так как многие последствия травм обратимы. А обратимость означает излечимость. Поэтому ДЦП, вызванные родовой травмой, лечатся так, что далее у ребенка появляются перспективы восстановления в любом возрасте. Хотя надо отметить, что чем раньше начато лечение, тем оно результативнее. Лучшая излечимость наблюдается у детей до 5 лет – в 90% случаев, до 10 лет – около 60%. После 10 лет, вследствие того, что дети являются запущенными, то есть в их организме к этому времени появляется множество физиологических нарушений, и не только в мозге, но и в костях, суставах, мышцах и других органах, они уже восстанавливаются хуже. Но обязательно восстанавливаются до уровня самостоятельного передвижения и самообслуживания. Эти пациенты должны обращаться и заниматься активно всеми методами семейной реабилитации на дому до появления положительного конечного результата. Безусловно, чем больше возраст ребенка, тем больше времени уходит на восстановление. Но в любом случае нельзя останавливаться и для достижения необходимых результатов необходимо заниматься в домашних условиях. Реабилитации все возрасты покорны.

dislife.ru

Все об уходе за детьми с дцп

Аденоиды — лечение народными средствами

Лечение аденоидов народными средствами было актуально тогда, когда гомеопатия еще ничего не «придумала», а операции еще нельзя было проводить из-за отсутствия необходимой оснастки. Тем временем, ничего сложного в таком лечении нет. Народная медицина успела найти огромное количество эффективных рецептов для устранения этого неприятного заболевания без такого радикального вмешательства, как операция.

Аденоиды являют собой патологические разрастания носоглоточных миндалин. Непосредственную опасность это явление не представляет, но создает предпосылки для развития отита, проблем со слухом, хронического нежитю и других неприятных последствий. Во избежание всего этого, аденоиды необходимо лечить как можно быстрее после выявления проблемы.

Почему не операция?

Лечение аденоидов прополисом, способы применения и отзывы

Лечения аденоидов прополисом, способы применения и отзывы

Деть в возрасте 3-7 лет очень склонны к такому явлению, как гипертрофированные аденоиды. Очень хорошо помогает при аденоидах лечения натуральным пчелиным прополисом.

Конечно же, аденоиды тревожат и детей, и их родителей. Обычно, это заболевание сопровождает нарушение дыхания, во время сна человек может храпеть, спать с открытым ртом. Аденоиды могут вызывать нарушение слуха из-за того, что закрывают глоточные отверстия слуховых труб. Язык становится гнусавым. Даже лицо приобретает особенное выражение, существует такое понятие, как «аденоиды лицо». В некоторых случаях может даже проявляться приступы астмы. Поэтому лечить болезнь необходимо вовремя!

Какой метод лечения выбрать?

Ранее 4 лет обычно операции не делают.

Какая длительность лечения миомы матки прополисом?

Какая длительность лечения миомы матки прополисом?

Основные причины, при которых возникает миома матки, еще не изученные, но точно известно, что появление опухоли связано с увеличением количества эстрогена в женском организме. Вследствие этого на определенном этапе происходит сбой в нормальном распределении клеток, и появляется опухоль, которая может очень быстро увеличиваться в размерах. Активирует и убыстряет рост миомы прием гормональных противозачаточных препаратов.

Миомы приносят достаточно большой дискомфорт женщине, появляются тягнучи боли в нижней части живота, неприятные болезненные ощущения во влагалище, менструации становятся рясними, что ведет к чрезмерной кровопотере и анемии в будущем. Одним из эффективных средств лишения от опухоли есть оперативное лечение. Его можно избежать, если принимать гормональные препараты, но многие побаиваются их побочных эффектов и отказываются от такого лечения. Из народных средств можно попробовать курс терапии прополисом. Если верить отзывам, метод достаточно эффективен, и многие женщины вылечились благодаря нему, но есть и некоторые нюансы.

Особенности лечения миомы матки

Почему прополис эффективно применяется в лечении миом? Основные свойства, которые прополис имеет на организм человека, :

Имбирный чай от простуды — эффективное средство

Имбирный чай от простуды — эффективное средство

Имбирь — уникальный продукт, что позволяет справиться с разными болезнями. Чаще всего используется имбирный чай от простуды, поскольку он может устранить практически все симптомы этого заболевания. Этот продукт наделен безличчю полезных свойств, благодаря чему широко применяется в процессе лечения многих болезней. Ежедневно выпивая чай из имбиром от простуды, это лекарства имеет на организм такой комплексный действую:

Таким образом, применять корень имбиря при простуде можно практически за будь-каких ее признаках — при повышенной температуре тела, при воспаленном горле, кашле, насморке. Популярность этого натурального продукта обусловлена тем, что он не только предоставляет лечебное действие на организм больного человека, но имеет иммуностимулирующие свойства, потому применяется в профилактических целях. При необходимости провести лечение простуды имбиром лучше всего покупать не порошок, а корень этого растения, так как в нем присутствующая многие полезные вещества, также он наделен высокими вкусовыми качествами.

Лечебные свойства фиалки трехцветной

Лечебные свойства фиалки трехцветной

Все мы знаем фиалку, как прекрасное комнатное растение, однако не многие из нас догадываются, что кроме красоты, этот компактный и красивый цветок, имеет огромное количество лечебных свойств.

Фиалка трехцветная встречается во многих странах мира, она не требует особенного присмотра, хорошо себя чувствует как в лесах, так и в жилищных помещениях домов и квартир.

С древних времен фиалка трехцветная считалась символом любви и верности. Возможно, именно поэтому растение и доныне можно встретить в доме практически каждой семьи. Фиалка, адресованная человеку на Валентинив День, могла загладить собой все бывшие ссоры, обиды, и опять воссоединять любящие сердца.

potesha.ru

Смотрите так же:

  • Положительная динамика развития детей Аналитическая справка по результатам мониторинга динамики речевого развития воспитанников за 3 года обучения Аналитическая справка по результатам мониторинга динамики речевого развития воспитанников за 3 года обучения по результатам мониторинга динамики речевого развития воспитанников за 3 года обучения (2009/10 уч. год, 2011/2012 уч. […]
  • Ребенку 12 недель развитие Грудной ребенок 2 месяца Развитие ребенка 12 недель Несмотря на то, что ребенок 12 недель еще слишком мал, попробуйте что-нибудь почитать вашему малышу и это окупится Вам позже. Грудной ребенок в 2 месяца, естественно, не будет понимать содержания чтива, но ребенок в 2 месяца умеет понимать ритм языка и слышит, как вы проговариваете […]
  • Церебролизин детям при задержке речи Церебролизин для детей при задержке развития — обзор и отзывы об уколах При нарушении умственного и речевого развития ребёнка невролог может назначить Церебролизин. Препарат относится к группе ноотропных, применяется для лечения тяжёлых неврологических и психических расстройств у взрослых людей, имеет побочные эффекты, стоит дорого. […]
  • Можно ли закалять детей Как эффективно закалить горло? Как закалить горло? Данный вопрос мучает многих. С такими заболеваниями, как тонзиллит, ангина и просто воспаление горла, мучается огромное количество людей, начиная с младенцев. По большому счету данные патологии носят сезонный характер, то есть наибольшая активность отмечается в зимние месяцы и летние […]
  • Можно ли выписать несовершеннолетнего ребенка без согласия матери Большие интересы маленького человека: как выписать несовершеннолетнего ребенка из квартиры собственника? Многие законодательные вопросы решить относительно легко, но только если речь о взрослых, совершеннолетних гражданах. И те же самые ситуации становятся порой невообразимо сложными, если в них участвуют дети. Это оправдано: дети […]
  • Проводки по уходу за ребенком до 15 Как отразить в учете начисление и выплату пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет Пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет возмещает ФСС России. Такие выплаты отразите на счете 69 (Инструкция к плану счетов). Бухучет: начисление и выплата В бухучете начисление и выплату пособия оформите проводками: – начислено пособие по уходу за […]
  • Размеры пособия по уходу за ребенком 2013 Какие выплаты положены в отпуске по уходу за ребенком Никому не нужно объяснять, как дорого растить детей в наши дни. В это время семье как никогда важна поддержка государства с ее ежемесячными и единовременными выплатами. В связи с этим Правительство предоставляет следующие выплаты тем семьям, где есть дети: Выплаты на детей до 3-х […]
  • Интерактивное развитие детей Интерактивное оборудование ДОУ. Прайс с фото и ценами Интерактивное оборудование позволяет детям вести исследовательскую, проектную деятельность в процессе обучения, самостоятельно делать выводы, добывать знания, получая практический опыт, конечно, при поддержке педагога. В данном разделе вы найдёте все инновационные новинки для […]